Загрузка...
скачать
Реферат на тему:

Васильев, Виктор Николаевич (этнограф)




Биография

Первый ученый-исследователь, известный этнограф, фольклорист и исследователь Якутии, Сибири и Дальнего Востока, действительный член Императорского Русского Географического общества, Виктор Николаевич Васильев родился 10 ноября (по старому стилю) 1877 году в Амгинском селении Якутской области (ныне село Амга, Амгинского улуса) в семье политического ссыльного Николая Васильевича Васильева (1845—1888) и местной крестьянки Александры Васильевны Немчиновой (1847—1885).

Его отец, Николай Васильевич Васильев, принадлежал к привилегированному сословию «почетных граждан г. Санкт-Петербурга» . В августе 1861 г., будучи студентом Петербургского университета, он участвовал в студенческом волнении и был арестован. 5 декабря того же года освобожден, после чего написал и распространил прокламацию «К гражданам», в которой призывал к цареубийству. 25 августа 1862 г. вновь арестован и 24 января 1863 г., по решению Правительствующего Сената, приговорен к лишению всего правосостояния и к смертной казни через повешение. Такой же приговор был вынесен и его сообщнику Н. Н. Волкову. Но императору Александру II «благоугодно было собственноручно написать: „Васильева вместо смертной казни сослать на каторжную работу на десять лет“.

В апреле 1872 г. Николая Васильева перевели в Амгинскую слободу, где он женился на амгинской крестьянке. Васильев имел двух сыновей — Виктора (1877) и Степана (1882). Жил на заимке, расположенной в верстах полутора от слободы. Николай Васильев пользовался среди ссыльных уважением. В доме Васильевых часто бывали многие политические ссыльные, которые живо интересовались культурой якутов. После смерти отца в 1888 г., осиротевший в 11 лет Виктор с младшим братом Степаном воспитывались в семье Немчиновых, у деда и бабки по матери. Годы детства совпали с пребыванием в Амге цвета политической ссылки того времени: Короленко, Аптекмана, Папина, Натансо¬на и др., часто бывавших в семье. Позднейшие политические: Говорухин, Надеин и Филиппов бы¬ли и первыми учителями. Начальное образование — Виктор получил у бывшего гимназиста, члена революционного одесского кружка народников, ссыльного А. Ф. Говорухина. Говорухин его подготовил к поступлению в якутскую классическую прогимназию, где Виктор получил хорошее, по тем временам, образование.

В 11 лет Виктор был отдан учиться в Амгинскую церковно-приходскую школу. В 1891 г. якутский архиерей Мелетий во время своего пребывания в Амгинской Слободе заметил способного ученика, вывез его в Якутск и отдал в миссионерскую школу, послужившую ступенью к переходу в Якутское духовное училище.

Затем он учился в духовной семинарии, но окончить курс не удалось ввиду увольнения по не¬приязни инспектора семинарии. В 1898 году переехал на жительство в г. Иркутск и до 1900 года жил частью в Иркутске, частью в Забайкалье (близ города Кяхты — А. Е.), занимаясь частными уроками и корреспондиро¬ванием в газету „Восточное обозрение“ в Иркутске. В 1900 году он выехал из Сибири в Россию, сначала в Москву, а затем в Петербург с целью по¬ступления в Санкт-Петербургский Восточный университет, что без диплома законченной средней школы это оказалось невозможным. Полное же отсутствие средств вынудило искать заработка путем службы, которую удалось найти по вольному найму в Петербургской Контрольной палате. Он также не стоял в стороне от революционной и патриотической деятельности, в результате чего был вынужден оторваться от научно-экспедиционной работы. В 1903 г. он был арестован по политическому делу за принадлежность к партии эсеров и содержался в Доме предварительного заключения и в Петропавловской крепости до прекращения дела. В 1904 г. освобожден из — под ареста ввиду „весны“ Святополк — Мирского и выпущен на свободу. По выходе из тюрьмы удалось пристроиться к снаряжавшейся Академией наук и Русским географическим обществом Хатангской экспедиции во главе с И. П. Толмачевым, с которой и выехал в Сибирь в самый разгар январских событий 1905 года. Задачей было произвести сбор этнографических коллекций в районах работ экспедиции. Эта поездка явилась переломным моментом в жизни, с которого началась работа в области этнографии. В дальнейшем эта работа обусловила поступление вольнослушателем в Петербургский университет, а позже студентом в Практическую Восточную Академию, окончить которую вследствие частых и длительных новых экспедиций, к сожалению, не удалось.

В 1906 году из Туруханского края направился по р. Вилюй в Якутскую область с той же целью сбора коллекций, где пробыл 4 месяца и затем по распоряжению Музея антропологии и этнографии отправился в новую поездку через Владивосток на Камчатку. Поездка эта в силу независящих от исследователя обстоятельств оказалась безрезультатной.

Вернувшись из Камчатки в конце 1906 года в Петербург, был зачислен штатным сотрудником Музея антропологии и этнографии Академии наук, где и занимался регистрацией со¬бранных коллекций и обработкой материалов.

В 1908 году был командирован Музеем этнографии с тою же целью сбора коллекций к карагасам (тофалары) и сойотам (тувинцы). Эта поездка охватила бассейны pp. Бирюсь, Уды, Ни и Оки, Тункинский рай¬он, озера Когосол и Ильчир, Саянский хребет, Урянхайский край и бассейн р. Теси в Северо-За¬падной Монголии. Кроме карагасов и сойотов, поездкой сверх программы частично охвачены мон¬голы и окинские буряты. Результатом поездки была большая коллекция по карагасам и сойотам и небольшая по монголам.

По возвращении, по рекомендации тогдашнего директора музея, академика, основателя отечественной тюркологической школы В. В. Радлова, в 1909 г. со¬вершена заграничная поездка в Германию для устройства в г. Лейпциге частной этнографической выставки мецената, коллекционера Е. И. Александера, на средства которого, пожертвованные Музею этнографии, была со¬вершена карагасско-сойотская экспедиция.

В 1910 году перешел на службу в Этнографический отдел Русского музея и тут же был ко¬мандирован к гилякам о. Сахалина и Амура. Экспедиция продолжительностью более года охва¬тила Татарское побережье, весь Русский Сахалин, Амурский лиман, залив Счастья, р. Амур от устья до впадения в нее р. Амгуни, устье последней и озеро Орел. Результатом этой поездки бы¬ла большая коллекция по гилякам, значительная коллекция по сахалинским орокам и небольшая по негидальцам устья Амгуни.

В 1912 году совершена по поручению того же Музея новая поездка в северную Японию и ост¬рова Иезо и Японский Сахалин, давшая музею громадную коллекцию по быту айнов.

В 1913 году была сделана от того же музея короткая поездка к киргизам Семипалатинской области, результатом которой была небольшая бытовая коллекция по этой народности.

Вследствие прекращения с началом империалистической войны в 1914 году научных исследова¬ний и экспедиций откомандировался на фронт с одним из сибирских врачебно-перевязочных отря¬дов Союза городов. Работал в Галиции, на Карпатах и в районах Львова, Миколаева, Сколе, Стрыя, Волочиска и др. на передовых позициях. С 1916 года и до конца войны состоял в инже¬нерно-строительной дружине Земгора в Турецкой Армении, в районах Карса, Эрзерума, Эрзинджана и Трапезунда, где застала его февральская революция 1917 года. В дальнейшем ввиду доходив¬ших сведений о замирании в Петрограде научной работы в музеях по окончании войны решил про-браться в Сибирь, где началась полоса лишений и метаний с места на место в погоне за хлебом и самой разнообразной службой без какой-либо возможности обратного проезда в Ленинград.

С 1918 по 1923 год занимал ряд административно-хозяйственных должностей, как-то: упол¬номоченного Центрального Комитета по делам о военнопленных, делопроизводителя учрежден¬ного при Колчаке Комитета Северноморского пути, вместе с которым в конце 1919 г. был эва¬куирован в Иркутск и в начале 1920 г. с ним же реэвакуирован в Омск ввиду сохранения этого учреждения Советскою властью. Далее состоял Управделами Правления объединенных метал¬лургических заводов Ангарского района (в Братском Остроге, на р. Ангаре), Управделами Сибирского сельскохозяйственного института, делопроизводителем Сибирского курортного управления и затем Омского транспортного потребительского общества.

Одновременно с отнесением этих должностей нес и общественную работу. Так, с осени 1917 года по март 1918 года состоял членом Исполнительного комитета в г. Оф близ Трапезунда, а в бытность на службе в Сибирском курортном управлении в Омске состоял председателем ме¬сткома рабочих и служащих этого учреждения. В своем роде непрерывной общественной работой являлись и все экспедиции с постоянными беседами с туземцами на самые разносторонние куль¬турные темы.

В 1923 году после всех мытарств удается, наконец, вернуться вновь к научной и музейной работе в качестве заведующего Этнографическим отделом и заместителя директора Запад¬но-Сибирского краевого музея в Омске. Три с половиной года, проведенные здесь, были годами интенсивной работы по возрождению и расширению этого музея, доставшегося новой его адми¬нистрации в самом печальном виде. Здесь же в это время читал лекции по этнографии в органи¬зованном музеем краеведческом кружке с значительным контингентом участников, преимуще¬ственно местных педагогов, работников и др. Состоял секретарем местного Общества крае¬ведения и выступал с докладами в рабочих клубах на сибироведческие темы.

Полученное в 1926 году предложение Якутской комиссии АН принять участие в организуемой ею Якутской экспедиции дало возможность вернуться, наконец, в Ленинград. Здесь пришлось окончательно убедиться в весьма печальном обстоятельстве — гибели вместе с вещами и библи¬отекой за эти 10 лет отсутствия из Ленинграда дневников и материалов всех совершенных ра¬нее экспедиций. В Ленинграде по соглашению с Якутской комиссией была решена новая длитель¬ная экспедиция для этнографического изучения тунгусов Алдана-Майского района республики и Аяно-Охотского побережья ДВК, в которой исследовал громадный район обитания полуоседлых и бродячих тунгусов, выполнив попутно задание Якутстатотдела по организации и проведению переписи этих тунгусов.

Поездка продолжалась в течение с лишком 2 лет и дала обширный материал, как этнографи¬ческий, так демографический и экономический в смысле общего освещения района и перспектив .

В целом экспедиционной работе он посвятил 14 лет.

По возвращении из экспедиции в Алдано Майский и Аяно-Охотский край в 1928 г. состоит научным сотрудником Якутской комиссии и исполняя одно время должность ее ученого секретаря, он занимается обработкой собранного материалов виде обширной монографии о тунгусах, первая часть которой им была подготовлена к печати. В 1932 г. В. Н. Васильев задумывал совершить новую двухлетнюю экспедицию на крайний северо-восток Сибири, но осуществить эти планы ему не удалось.

В. Н. Васильев умер 12 ноября 1931 г. в Ленинграде на 54 году жизни.

У самого Виктора Николаевича тоже были два сына, о чем упоминается в его письме к Э. К. Пекарскому (от 7 ноября 1924 г.): „… Почему не мог выбраться отсюда [Омска — А. Е.]? Потому что обзавелся тяжелой артиллерией в виде жены (В. Н. Васильев женился во второй раз — А. Е.) и двух сыновей 3 1/2 и 14 месяцев“ .

По воспоминанию историка — краеведа М. А. Расторгуева, жена Васильева — Антонина Николаевна — и его дети умерли (погибли? — А. Е.) во время блокады Ленинграда.

</gallery>


Примечания

скачать

Данный реферат составлен на основе статьи из русской Википедии. Синхронизация выполнена 20.07.11 08:00:57

Похожие рефераты: Васильев Виктор Николаевич, Васильев Виктор Николаевич (генерал), Васильев Виктор Николаевич (ректор), Блинов Николай Николаевич (этнограф), Виктор Васильев, Васильев Виктор, Васильев Виктор Лазаревич, Васильев Виктор Анатольевич, Васильев Виктор Сергеевич.

Категории: Персоналии по алфавиту, Умершие 12 ноября, Родившиеся в 1877 году, Умершие в 1931 году, Родившиеся 10 ноября.

Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike.