Загрузка...
скачать
Реферат на тему:

Шульгин, Василий Витальевич


Фотография

План:

    Введение
  • 1 Молодые годы
  • 2 В Думе
  • 3 Русские революции 1917 года
  • 4 Гражданская война в России
  • 5 В эмиграции
  • 6 В Советском Союзе
  • 7 Политические взгляды
    • 7.1 «Еврейский вопрос»
      • 7.1.1 Дело Бейлиса
      • 7.1.2 Статьи в «Киевлянине» в 1919 году
      • 7.1.3 Брошюра «Что нам в них не нравится»
      • 7.1.4 В конце жизни
    • 7.2 «Украинский вопрос»
    • 7.3 Монархизм и «русский вопрос»
  • 8 Критика личности Шульгина и его взглядов
  • 9 Семья
  • 10 После смерти
  • 11 Сочинения
  • Примечания
    Литература

Введение

Васи́лий Вита́льевич Шульги́н (31 декабря 1877 (13 января 1878), Киев — 15 февраля 1976, Владимир) — замечательный русский публицист и крупный политический деятель. Депутат второй, третьей и четвёртой Государственной думы, принявший отречение из рук Николая II. Организатор и идеолог Белого движения. Русский националист. Монархист.


1. Молодые годы

Василий Витальевич Шульгин родился в воскресенье, в праздник Васильев вечер, 31 декабря 1877 (13 января 1878) года в Киеве в семье историка Виталия Яковлевича Шульгина (1822—1877). Отец Василия умер за месяц до его рождения, и мальчика воспитывал отчим, учёный-экономист Дмитрий Пихно, редактор монархической газеты «Киевлянин» (сменил на этой должности В. Я. Шульгина), впоследствии — член Государственного Совета.

В 1895 году Шульгин окончил Вторую Киевскую гимназию с довольно посредственными оценками: в аттестате зрелости у него из 11 предметов по 6 стояли тройки, в частности, по русскому языку, истории, латыни. В тот же год поступил в университет св. Владимира для изучения права на юридическом факультете. По окончании университета в 1900 году поступил в Киевский политехнический институт на механическое отделение, но через год покинул его[1]. Негативное отношение к революции сформировалось у него ещё в университете, когда он постоянно становился очевидцем беспорядков, организованных революционно настроенными студентами. Тогда же сформировались его политические взгляды. Сам Шульгин уже в зрелые годы так вспоминал об этом времени: «Антисемитом я стал на последнем курсе университета. И в этот же день, и по тем же причинам я стал „правым“, „консерватором“, „националистом“, „белым“, ну словом тем, что я есть сейчас…»[2].

Шульгин был очень эрудированным человеком, знал несколько иностранных языков, играл на гитаре, фортепиано и скрипке. С сорока лет стал вегетарианцем[3].

Отчим Шульгина устроил его на работу в свою газету журналистом (с 1913 года[4] Шульгин стал редактором этой газеты). Стал почётным мировым судьей и земским гласным. Прошёл срочную службу в армии (3-я сапёрная бригада) и в 1902 г. уволен в запас, с присвоением звания прапорщика запаса полевых инженерных войск. После чего уехал в Волынскую губернию, где обзавёлся семьёй и занимался сельским хозяйством, написанием романа «Приключения князя Вронского» и земскими делами (его назначили «попечителем по пожарно-страховым делам») вплоть до 1905 года, когда он добровольцем ушёл на Русско-японскую войну. Война кончилась прежде чем Шульгин добрался до неё, и его отправили служить в Киев. После опубликования Манифеста от 17 октября 1905 года в Киеве начались волнения и Шульгин вместе со своими солдатами принял участие в усмирении еврейских погромов[5][2].


2. В Думе

На своих первых выборах — во II Думу — Шульгин проявил себя умелым агитатором. Он избирался как помещик от Волынской губернии (где имел 300 десятин земли) сначала во II, а позже в III и IV Думы, где был одним из лидеров фракции «правых», а затем умеренной партии русских националистов — Всероссийского национального союза[6]. Шульгин был великолепный оратор. Выступая в Думе, Шульгин говорил негромко и вежливо, хотя всегда иронично парировал выпады противников. Он отстаивал крайне правые взгляды, поддерживал правительство Столыпина как в реформах, так и в курсе на подавление революционного движения, включая введение военно-полевых судов. Несколько раз его принимал Николай II.

С началом Первой мировой войны Шульгин ушёл добровольцем на Юго-Западный фронт прапорщиком 166-го Ровненского пехотного полка. В 1915 г., практически сразу же после прибытия в действующую армию, был ранен под Перемышлем. Впоследствии заведовал фронтовым питательно-перевязочным пунктом, организованным на средства земских организаций. Он был потрясён ужасной организацией и снабжением армии. Был членом Особого совещания по обороне.

В 1915 г. он неожиданно выступил против ареста и осуждения по уголовной статье, несмотря на депутатскую неприкосновенность, социал-демократических депутатов Думы, назвав это «крупной государственной ошибкой». В августе того же года он вышел из думской фракции националистов и образовал «Прогрессивную группу националистов», став товарищем председателя фракции и вместе со многими депутатами Думы (от крайне правых до октябристов и кадетов) участвовал в создании Прогрессивного блока, в котором видел союз «консервативной и либеральной части общества», и вошёл в состав его руководства, сблизившись со своими бывшими политическими противниками. Являлся членом Киевского клуба русских националистов.

Василий Шульгин, 1910

3. Русские революции 1917 года

Резко отрицательно встретил Шульгин Февральскую революцию. Он писал[7][8]:

С первого же мгновения … отвращение залило мою душу, и с тех пор не оставляло меня во всю длительность «великой» русской революции. Бесконечная струя человеческого водопровода бросала в Думу всё новые и новые лица… Но сколько их ни было — у всех было одно лицо: гнусно-животно-тупое или гнусно-дьявольски-злобное… Боже, как это было гадко!… Так гадко, что, стиснув зубы, я чувствовал в себе одно тоскующее, бессильное и потому ещё более злобное бешенство…
Пулемётов!

Пулемётов — вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулемётов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя…
Увы — этот зверь был… его величество русский народ…

Шульгин В. В. Дни.

27 февраля (11 марта) 1917 года он был избран в состав Временного Комитета Государственной думы, а уже 2 (15) марта 1917 года Шульгин вместе с А. И. Гучковым был направлен в Псков для переговоров об отречении с Николаем II. Он присутствовал при подписании Николаем II манифеста об отречении от трона, поскольку, как и многие представители высших слоёв общества, считал выходом из ситуации конституционную монархию во главе c Алексеем Николевичем (при регентстве дяди – брата царя великого князя Михаила Александровича). На следующий день, 3 (16) марта 1917 года он присутствовал при отказе Михаила Александровича от престола и составлял и редактировал его акт отречения.

После отречения Михаила Александровича он, оставаясь в Петрограде, поддерживал Временное правительство, которое желал видеть сильным. Принял участие в Совещании общественных деятелей, а на Московском совещании выступил с речью против отмены смертной казни, выборных комитетов в армии и автономии Украины. Вернувшись в конце августа 1917 г. в Киев, Шульгин был арестован как «корниловец» по постановлению «Комитета по охране революции в городе Киеве», но вскоре был освобождён. Газета «Киевлянин» тогда же была закрыта, но спустя несколько дней выпуск номеров возобновился. На выборах в Учредительное собрание его кандидатура была выдвинута монархическим союзом Южного берега Крыма. Под председательством Шульгина 17 (30) октября 1917 года в Киеве состоялся съезд русских избирателей Киевской губернии, принявший наказ, в котором было сказано, что одной из главнейших задач Учредительного Собрания должно быть создание твердой государственной власти .

После Октябрьской революции стал одним из идеологов Белого дела, был среди основателей Добровольческой армии, членом Особого совещания и активным деятелем белого лагеря на Юге России.

Находясь в Киев, был арестован красными в январе 1918 года, но вскоре освобожден. Впоследствии, на допросе, он объяснил своё освобождение так: «У меня создалось впечатление, что к моему освобождению имел отношение Пятаков». Когда в феврале 1918 г. в Киев вошли германские войска Шульгин, обращаясь к ним, написал в номере «Киевлянина» от 10 марта в передовой статье, после чего закрыл свою газету в знак протеста[5]:

Есть положения, в которых нельзя не погибнуть. Нет положения, из которого нельзя было бы выйти с честью.… Так как мы немцев не звали, то мы не хотим пользоваться благами относительного спокойствия и некоторой политической свободы, которые немцы нам принесли. Мы на это не имеем права… Мы – ваши враги. Мы можем быть вашими военнопленными, но вашими друзьями мы не будем до тех пор, пока идет война.

4. Гражданская война в России

Когда надежда на быстрое свержение власти большевиков в Центральной России была потеряна, Шульгин присоединился к Белому движению на Юге России: в Киеве, Одессе, Екатеринодаре, где принял активное участие в деятельности ВСЮР в качестве политического консультанта и пропагандиста. Стоял у истоков создания тайной организацией «Азбука», занимающейся сбором информации и её анализом о положении дел в России, как в «советской», так и в «белой», для доклада руковдству ВСЮР[5].

Осенью 1918 г. разработал совместно с генералом А. М. Драгомировым «Положение об Особом совещании при Верховном руководителе Добровольческой армии». Тогда же он редактировал в различных городах Юга России газету «Россия» (затем «Великая Россия») на страницах которой пропагандировал три основных принципа: 1) верность союзникам; 2) восстановление «России Единой, Великой и Неделимой»; 3) борьба «с массовым помешательством, именуемым социализмом»[2]. Зимой 1918—19 гг., находясь в Одессе, был политическим советником «одесского диктатора» А. Н. Гришина-Алмазова. Был избран членом «русской делегации» на Ясском совещании, но из-за болезни не смог принять в нем участие. С января 1919 г. он возглавлял «Комиссию по национальным делам» при Особом совещании, хотя активно себя на данном поприще не проявил. После занятия войсками ВСЮР Киева осенью 1919 г. прибыл в город и возобновил выпуск газеты «Киевлянин»[5].

После того, как началось осенее отступление войск ВСЮР, вновь оказался в Одессе. После неудачной попытки вырваться вместе с женой и двумя сыновьями из оставляемого Белой армией города в начале 1920 г., остался на нелегальном положении в занятой большевиками Одессе, где руководил местным отделением «Азбуки». Летом 1920 г. смог вместе со своими сыновьями совершить на вёсельной лодке побег из Одессы в белый Крым. В Крыму он узнал, что его племянник был арестован (и позднее расстрелян), сотрудниками Одесской ЧК, и он попытался вновь нелегально (морем) вернулся в Одессу, намереваясь предложить чекистам себя, в обмен на свободу племянника, но осенний шторм прибил его лодку к румынскому берегу. Потеряв в гражданской войне своих братьев, двух сыновей, оставив в большевистской Одессе свою жену, он выехал в Константинополь[5][9].


5. В эмиграции

После падения Крыма эмигрировал в Югославию через Румынию, Константинополь, Болгарию, Берлин (где прожил с осени 1922 г. по август 1923 г.), Чехословакию, Париж. В 1921 году тайно посетил Крым, в поисках сына Вениамина, пропавшего при обороне Крыма. В 1921—1922 гг. входил в состав Русского совета, созданного П. Н. Врангелем в качестве российского правительства в изгнании. С момента образования РОВС стал активным его участником. Несмотря на то, что Шульгин объявлял себя националистом (но отнюдь не шовинистом) и монархистом, его отношение к большевистскому режиму начало меняться, он начал считать, что большевизм постепенно эволюционирует и «белая мысль» восторжествует над «красной оболочкой» и перешёл на соглашательские позиции, близкие к «сменовеховским». Вот что писал Шульгин о большевиках[5]:

…наши идеи перескочили через фронт… они (большевики) восстановили русскую армию… Как это ни дико, но это так… Знамя Единой России фактически подняли большевики…

— Шульгин В.В. Годы. Дни. 1920. С. 795-797.

Такая позиция привела к изоляции Шульгина в эмигрантской среде.

Зимой 1925—1926 гг., по заданию РОВС, по фальшивому паспорту он вновь тайно посетил Советский Союз для налаживания связей с подпольной антисоветской организацией «Трест» и в безуспешных попытках найти пропавшего сына[10]. Перед тем как покинуть СССР, на встрече с руководством «Треста», Шульгину было рекомендовано описать свои впечатления от НЭПа в книге. Так родилась книга «Три столицы». Для исключения возможности «провала» антисоветского подполья, было решено рукопись книги отправить в СССР для «корректуры», после чего напечататать её на Западе. Так и было сделано, рукопись побывала в Москве и вернулась без особых замечаний. Шульгин не знал, что «цензором» его книги было ГПУ. В книге писалось, что «что Россия не умерла, что она не только жива, но и наливается соками» и если НЭП будет развиваться в «надлежащем направлении», то он уничтожит большевизм. В мае 1927 года, благодаря перебежчику, выяснилось, что вся организация «Трест» была на самом деле провокацией советских спецслужб, а приезд Шульгина, все его перемещения по СССР и встречи проходили под контролем ОГПУ и заканчивались провалом тех, с кем он встречался, что написанная им книга должна была, по замыслу чекистов, стать пропагандой идеи ожидания перерождения Советской России в итоге снизить активность белой эмиграции. Доверие к нему в среде эмигрантов было подорвано. Шульгина всё это морально потрясло — ему ставилось в вину, что он был «человеком, который ездил в Псков». Теперь он стал человеком, которого ГПУ «возило в Москву». Это стало началом конца активной политической деятельности Шульгина[11].

По словам Шульгина, он в 1931 году отошёл от активной политической жизни и поселился со своей второй женой в городе Сремски Карловцы, где нашли прибежище многие ветераны Русской армии. Cимпатизировал НТСНП (Национально-Трудовой Союз Нового Поколения) и стал его штатным лектором по общим политическим вопросам, занимался разъяснительной работой о деятельности П. А. Столыпина, сторонником идей которого оставался до конца жизни, выступал с лекциями и участвовал в дискуссиях[2]. В эмиграции Шульгин поддерживал контакты с другими деятелями Белого движения до 1937 г., когда он окончательно прекратил политическую деятельность.

Симпатизировал фашизму (его ранней[12], итальянской версии). В 1938 году одобрил аншлюс Австрии, Но с началом Второй мировой войны увидел в гитлеризме угрозу национальным интересам России. После захвата Югославии в апреле 1941 года отказался от любых контактов с германской администрацией, не призывая ни к борьбе, ни к союзу с нацистской Германией[5].


6. В Советском Союзе

В 1944 году советские войска заняли Югославию. В январе 1945 года Шульгин был задержан, вывезен в СССР и приговорён к 25 годам заключения за «антисоветскую деятельность». Срок он отбывал во Владимирском централе, среди его сокамерников были философ Даниил Андреев, князь П. Д. Долгоруков, генералы вермахта и японские военнопленные. В ночь на 5 марта 1953 года Шульгину приснился сон: «Пал великолепный конь, пал на задние лапы, опираясь передними о землю, которую он залил кровью». Вначале он связал сон с приближающейся годовщиной смерти Александра II, но скоро узнал о смерти И. В. Сталина[13]. Отсидев 12 лет в тюрьме, он был освобождён в 1956 году по амнистии.

После освобождения Шульгин под конвоем был отправлен в город Гороховец Владимирской области и там помещён в инвалидный дом. Ему позволили поселиться вместе с женой, которой позволили приехать из ссылки в Венгрии (где она находилась, будучи высланой из Югославии, как «советская шпионка»)[5]. Позднее Шульгиным выделили однокомнатную квартиру во Владимире, где они жили под постоянным надзором КГБ. Ему позволяли писать книги и статьи, принимать гостей, путешествовать по СССР и даже иногда наведываться в Москву. С Шульгиным общались писатель М. К. Касвинов, автор книги «Двадцать три ступени вниз», посвящённой истории царствования Николая II, режиссёр С. Н. Колосов, снимавший телефильм об «операции „Трест“», писатель Л. В. Никулин, автор художественного романа-хроники, посвящённого той же операции, писатели Д. А. Жуков и А. И. Солженицын, художник И. С. Глазунов[5].

В 1961 году стотысячным тиражом вышла написанная Шульгиным книга «Письма к русским эмигрантам». В книге утверждалось: то, что делают советские коммунисты во второй половине XX века, не только полезно, но и совершенно необходимо для русского народа и спасительно для всего человечества. В книге упоминался стандартный идеологический набор того времени: о ведущей роли КПСС, о Н. С. Хрущёве, личность которого «постепенно захватила» Шульгина. Впоследствии Шульгин так отзывался об этой книге: «Меня обманули»[5].

В числе гостей Шульгин присутствовал на XXII съезде КПСС. В 1965 году Шульгин выступил в роли главного героя советского документального фильма «Перед судом истории» (режиссёр Фридрих Эрмлер, работа над фильмом шла с 1962 по 1965 год), в котором он делился своими воспоминаниями с «советским историком» (настоящего историка найти не удалось, и роль была поручена актёру и сотруднику спецслужб[14] Сергею Свистунову). Шульгин не пошёл ни на какие уступки, цель фильма — показать, что сами лидеры белой эмиграции признали, что их борьба проиграна и дело «строителей коммунизма» победило — не была достигнута, и фильм показывали в московских и ленинградских кинотеатрах всего лишь три дня: несмотря на интерес зрителей, фильм был снят с проката[15][14].

Советского гражданства Шульгин так и не принял. Живя за границей он также не принимал иностранного гражданства, оставаясь подданным Российской империи[9].

Шульгин всегда был романтически настроенным человеком, проявлял повышенный интерес к загадочным явлениям человеческой психики. Он всю жизнь вёл «антологию таинственных случаев» — тех, что происходили с ним или с его родными и знакомыми. Был лично знаком со многими видными оккультистами (Г. И. Гурджиевым, А. В. Сакко, Тухолкой и др.), до конца дней увлекался спиритизмом. К концу жизни его мистицизм усилился[11]. Тогда же он завёл привычку каждое утро записывать содержание снов, которые ему снились накануне, в обычные ученические тетради. В последние годы он плохо видел и писал почти наугад, очень крупным почерком. Тетрадей с записями его снов скопилось несколько чемоданов[9].

Умер Василий Витальевич Шульгин во Владимире в воскресенье 15 февраля 1976 года, в праздник Сретения Господня, на девяносто девятом году жизни, от приступа стенокардии. Отпевали его в кладбищенской церкви рядом с Владимирской тюрьмой, в которой он провёл 12 лет. На похоронах было человек 10—12, среди них — Андрей Голицын, Илья Глазунов. За похоронами из «газика» наблюдали сотрудники КГБ. Похоронили его рядом с женой[3].

До последних дней жизни он сохранил ясный ум и изумительную[15] память, оставаясь чрезвычайно добрым русским человеком — он не озлобился даже на ту советскую власть, которая разрушила его идеалы и так жестоко обошлась с ним лично[16].


7. Политические взгляды

Отношение Шульгина к «еврейскому», «украинскому» и «русскому» вопросам было очень противоречивым и сильно менялось в различные периоды его жизни.[5]

7.1. «Еврейский вопрос»

Вспоминая о своей киевской молодости Шульгин писал: «В бытовом смысле никакого антисемитизма мы не знали – ни старшее поколение, ни младшее. Ближайшими друзьями, например, были мои товарищи-евреи в гимназии и даже в университете»[5]. Вместе с тем Шульгин стал автором ряда антисемитских публикаций[17], агитируя за пользу для русского общества «разумного антисемитизма», который бы законными методами ограничивал общественные и политические возможности евреев[18][19], так как Шульгин считал последних разрушителями традиционных устоев русского государства[7]. Шульгин, по его собственным утверждениям, различал три типа антисемитизма: (1) биологический или расовый, (2) политический или, как он говорил, культурный, (3) религиозный или мистический. Он придерживался второго, «политического антисемитизма» считая, что «еврейское засилье» может быть опасным для коренных народов империи, так как они могут утратить свою национальную и культурную идентичность[9].

В своем первом литературном сборнике «Недавние дни», опубликованном в 1910 году и рассказывающем о событиях 1905-го года, возложил всю вину за беспорядки на евреев[20].


7.1.1. Дело Бейлиса

Шульгин критиковал дело Бейлиса, поскольку несостоятельность обвинения в ритуальном убийстве была очевидной, и он опасался, что общественность, увидев всю нелепость обвинений с отвращением отвернётся от антисемитизма. Он писал:

Не надо быть юристом, надо быть просто здравомыслящим человеком, чтобы понять, что обвинение против Бейлиса есть лепет, который мало-мальский защитник разобьёт шутя. И невольно становится обидно за киевскую прокуратуру и за всю русскую юстицию, которая решилась выступить на суд всего мира с таким убогим багажом

— Цит. по: Заславский Д.И. Рыцарь монархии Шульгин. Л., 1927. С.31.[21]

За статью в «Киевлянине», в которой он писал, что полицейским сверху внушалось во что бы то ни стало найти «жида», что, со слов следователя, для следствия главное — доказать существование ритуальных убийств, а не виновность Бейлиса и, дословно: «Вы сами совершаете человеческое жертвоприношение,… Вы отнеслись к Бейлису, как к кролику, которого кладут на вивисекционный стол», сам Шульгин был приговорён к трехмесячному тюремному заключению[10]«за распространение в печати заведомо ложных сведений о высших должностных лицах…»[5] и крупному штрафу[22], а номер газеты был конфискован[5].

В Думе Шульгин и его фракция «Прогрессивных националистов» выступали за планомерную (вплоть до 1920 года) отмену черты оседлости и снятия всех прочих ограничений с евреев[2]. Из его речи в Думе: «Все ограничения и высылки, которым подвергают евреев, приносят один только вред; распоряжения эти полны всякого вздора и противоречий, и вопрос этот тем более серьёзен, что полиция, благодаря ограничениям, живет среди Диаспоры на взятках, получаемых ею от евреев»[18]. Такая позиция Шульгина послужила поводом для его критики более радикальными националистами, которые обвиняли Шульгина в личной финансовой заинтересованности от еврейского капитала, в частности, М. О. Меньшиков назвал его «еврейским янычаром» в своей статье «Маленький Золя»[23].

Шульгин так описывал эволюцию его отношения к евреям: «В русско-японскую войну еврейство поставило ставку на поражение и революцию. И я был антисемитом. Во время мировой войны русское еврейство, которое фактически руководило печатью, стало на патриотические рельсы и выбросило лозунг „война до победного конца“. Этим самым оно отрицало революцию. И я стал „филосемитом“. И это потому, что в 1915 году, так же как в 1905, я хотел, чтобы Россия победила, а революция была разгромлена. Вот мои дореволюционные „зигзаги“ по еврейскому вопросу: когда евреи были против России, я был против них. Когда они, на мой взгляд, стали работать за „Россию“, я пошел на примирение с ними»[9].


7.1.2. Статьи в «Киевлянине» в 1919 году

До начала Гражданской войны в России Шульгин безоговорочно выступал против еврейских погромов[24][10][2], но с началом Гражданской Войны в отношении Шульгина к еврейскому вопросу произошёл новый «зигзаг». Он писал: «…в Белом движении участвовали только единичные евреи. А в Красном стане евреи изобиловали и количественно, что уже важно: но, сверх того, занимали „командные высоты“, что еще важнее. Этого было достаточно для моего личного „зигзага“. По времени он обозначился в начале 1919 года»[9].

В первом же номере возобновлённого «Киевлянина», в статье «Мне отмщение и аз воздам», вышедшей 21 августа 1919 г. после занятия Киева добровольцами, он написал: «суд над злодеями должен быть суровым и будет таковым, но самосуд недопустим». Объективно это было предостережение против еврейского погрома, который, по его словам, «мог разыграться каждую минуту». Однако в последовавшие затем дни «тихого погрома» в Киеве, осуществлявшегося по ночам неуправляемыми добровольцами, Шульгин опубликовал знаменитую статью «Пытка страхом»[25] (8 октября 1919 г.), ставшую манифестом идейного антисемитизма, перекладывающую вину за погромы на самих евреев, и в которой писал, что понимает мотивы и чувства погромщиков, так как евреи составляли, по его мнению, основу большевисткой власти[26][20]. Это способствовало росту погромных настроений[19][26][20]. Однако, спустя некоторое время, в том же «Киевлянине», начал писать статьи, осуждающие еврейские погромы, которые считал губительными для Белого дела, так как считал, что после произведённых погромов русское население начинало «жалеть» евреев[10].



7.1.3. Брошюра «Что нам в них не нравится»

В 1929 году Шульгин издал знаменитую антисемитскую брошюру «Что нам в них не нравится», в которой возложил на евреев вину за большевистскую революцию[10]. В ней Шульгин сам себя называл антисемитом: «Итак, я — антисемит. „Имею мужество“ об этом объявить всенародно»[27].

7.1.4. В конце жизни

По свидетельству Ю. О. Домбровского, Шульгин к концу своей жизни кардинально изменил свои взгляды в отношении евреев в результате пребывания в ГУЛаге, катастрофы европейского еврейства и дружбы с неким ортодоксальным литовским евреем[15].

7.2. «Украинский вопрос»

На страницах «Киевлянина» Шульгин многократно высказывался в том духе, что отдельной «украинской нации» не существует и Малороссия – естественная и неотъемлемая часть России[2].

7.3. Монархизм и «русский вопрос»

До конца жизни Шульгин оставался монархистом и помнил о своей роли в отречении от власти Николая II. Он писал: «С царём и царицей моя жизнь будет связана до последних дней моих. И эта связь не уменьшается с течением времени…»[11]

8. Критика личности Шульгина и его взглядов

Личность Шульгина и его роль в исторических событиях, прежде всего в его связи с двумя эпизодами — делом Бейлиса и отречением Николая II — часто подвергались критике, причём как с либеральных позиций, так и с консервативных. Так, исследователь В. С. Кобылин[28], оценивающий деятельность Шульгина с право-монархических позиций, писал о нём так: «порядочные люди „Шульгиным“ руки не подают». С другой стороны, либеральный писатель Ерошов В. П. в аннотации к своей публицистической работе, посвящённой биографии Шульгина, давал ему такие нелицеприятные оценки[29]: «Ярый монархист, он принимал из рук Николая II акт отречения от престола. Убеждённый антисемит — защищал евреев от погромов и преследований. Махровый русофил — ненавидел и презирал свой народ. Идеолог „Белого движения“ — развенчивал его. Враг большевиков — не поднял на них оружие. Противник советской власти — прислуживал ей, будучи ею сломленным». При этом автор не предоставил подтверждений свои утверждениям, а его книга о Шульгине содержала множество фактических неточностей[6]. Информация о Шульгине, напечатанная в советских справочных источниках, была зачастую необъективной[4].


9. Семья

  • Первая жена Екатерина Григорьевна Градовская. Публицист. Писала для «Киевлянина», принимала самое активное участие в издании газеты, была её управляющим[12]. После развода с Шульгиным, который произошёл в 1923 году, её судьба сложилась трагично — она покончила жизнь самоубийством.
  • Сыновья Василий (старший), Вениамин (Ляля) и Дмитрий (младший).
  • Василий был убит петлюровцами зимой 1918 года при обороне Киева (тот самый эпизод, что описан Булгаковым в «Белой гвардии» ).
  • В 1920 году Ляля служил в пулеметной команде Марковского полка и пропал без вести (был раненым захвачен красными в плен) во время Крымской эвакуации. Шульгин дважды предпринимал безуспешные попытки найти следы сына, тайно посещая СССР. Он рассказывал[16]:
Я не знал, что с ним, и обратился в Париже к одной ясновидящей даме,… она, глядя в шар, начала говорить, что мой Ляля находится в одном из сумасшедших домов на юге России. Почему я не догадался тогда подробно расспросить её, как выглядел этот город, начиная с вокзала и кончая той улицей, где был этот желтый дом! Тогда бы я нашёл Лялю. Ведь и моя тайная поездка в Россию в 1925 году во многом питалась надеждой, что я отыщу сына. Я побывал в Киеве, Москве и Питере, а потом описал это в книге «Три столицы». Кстати, в Киеве, загримированный, я смотрел спектакль по роману Михаила Казакова «Падение империи», где играл актёр, загримированный под меня… И вот недавно я с помощью Хрущёва получил возможность поездить по Украине. И представьте, в Полтаве, в сумасшедшем доме я нашел следы моего Ляли… Он скончался там… Так через много лет я получил подтверждение давнему прорицанию…

Михайлов О. Н. Один день с Шульгиным

  • В конце 1960-х нашёлся сын Дмитрий, состоявший членом НТС и проживающий после войны в Америке. Отец и сын вступили в переписку. Шульгин хотел увидеть сына и он обратился к советским властям с просьбой о поездке к нему. После долгих мытарств пришел ответ: «Нецелесообразно».
  • Во время Гражданской войны Шульгин встретил свою вторую любовь, трагическую, — «Дарусю» — она умерла от испанки 11 ноября 1918 года, в одиннадцать дней. Шульгин, никогда не диктуя о ней, говорил о ней так: «О ней нужно писать книгу или не писать ничего»[9].
  • Последняя жена Шульгина — Мария Дмитриевна Сидельникова, дочь генерала Д. М. Сидельникова, была вдвое младше Василия Витальевича. Он познакомился с ней в конце существования Белого Крыма, когда её, радистку, по недоразумению, арестовала контрразведка и хотела расстрелять. Шульгин спас её. И забыл об этом случае. В Константинополе она нашла его. Они обвенчались в 1924 г.

10. После смерти

По заключению Генеральной Прокуратуры Российской Федерации от 12 ноября 2001 г. Шульгин был полностью реабилитирован[13]. В 2008 г. на доме по улице Фейгина во Владимире, где он провёл последние годы жизни, была установлена мемориальная доска с текстом: «В этом доме с 1960 по 1976 гг. жил выдающийся общественный и политический деятель Василий Витальевич Шульгин»[30].


11. Сочинения

Автор ряда романов, розмышлений об антисемитизме и украинском национализме, а также мемуаров. Две книги Шульгина — «Нечто фантастическое» и «1920» – были в личной библиотеке В. И. Ульянова-Ленина[2].

Библиография произведений Шульгина, заведомо неполная[9]:

  1. Азбука//Московский строитель. — № 9 (6—13 марта). — С. 12.
  2. Аншлюсе и мы. — Белград, 1938. 16 с. Рецензия М. В. Вишняка: Русские записки. 1938. № 8—9.
  3. Бейлисиада//Память: Исторический сборник. Вып. 4. — Париж, 1981. С. 7-54.
  4. Белые мысли (Под Новый год)//Русская мысль. 1921. Кн. I—II. С. 37-43.
  5. Возвращение Одиссея: Второе открытое письмо русским эмиг- рантам//Известия. 1961. 7 сент. С. 4.
  6. Выборное земство в Юго-Западном крае. Киев, 1909. 64 с. (Оттиски из газеты «Киевлянин». 1909. № 94 (6 апр.); № 95 (7 апр.); № 96 (8 апр.); № 97 (9 апр.); № 98 (10 апр.).
  7. Вяльцева//Домострой. 1993. 28 сент. С. 11.
  8. Годы. Дни. 1920: Мемуары/Предисл. В. Владимирова. — М.: Новости, 1990. 822 с.
  9. Главы из книги «Годы»/Предисл. А. Я. Авреха//История СССР. 1966. № 6. С. 65-91; 1967. № 1. С. 123-159.
  10. Годы. Воспоминания члена Государственной Думы. — М.: АПН, 1979.
  11. «Да ведают потомки»: Неизданное предисловие к книге «Годы//Домострой. 1993. 12 янв. С. 8—9.
  12. Деникин и Врангель/Предисл. H. H. Лисового//Московский строитель. 1990. № 7 (20—27 февраля). С. 13—14. Перепеч.: Военная быль. 1994. № 5. С.31-36; 1995. № 6. С. 38-41.
  13. Дни//Русская мысль. 1922. № 1-2. С. 136-172.
  14. Дни: Записки. Белград: Изд-во М. А. Суворина, 1925. 310 с. Рецензия: Зайцев К.//Возрождение.1925. № 104.
  15. Дни: Записки/Вступ. ст., коммент. С. Пионтковского. — Л.: Прибой, 1925. - 223 с.
  16. Дни: Записки. — Л.: Прибой, 1926. — 281 с. («Библиотека для всех»).
  17. Дни. 1920. Записки/Вступ. ст., коммент. Д. А. Жукова. — М.: Современник, 1989. — 557 с.
  18. Контрабандисты: Отрывки из впечатлений//Белое дело. Т. 1. — Берлин, 1926. С. 159-202.
  19. Лена: (Сон и явь)//Домострой. 1993. 6 апр. С. 9.
  20. Неопубликованная публицистика (1960-е гг.)//Шульгин В. В. Три столицы. - М., 1991. С. 377-397.
  21. Нечто фантастическое. — София, 1922.
  22. Новое о «Тресте»/Предисл. Г. Струве//Новый журнал. 1976. № 125.
  23. Опыт Ленина/Предисл. М. А. Айвазяна; послесл. В. В. Кожи- нова//Наш современник. 1997. № 11.
  24. «Оставим святочные темы и перейдем к еврейскому вопросу»: Из переписки В. А. Маклакова и В. В. Шульгина/Публикация, вступ. ст. и примеч. О. В. Будницкого//Евреи и русская революция: Материалы и исследования. — М.; Иерусалим, 1999. С. 374-442.
  25. Открытое письмо г. Петлюре//Кубань. 1991. № 9. С. 47—48.
  26. Памяти М. В. Алексеева//Трехлетие Общества галлиполийцев. С. 31-34.
  27. Писатель/Посвящается В. Г. Короленко. — СПб., 1907. — 16 с.
  28. Письма к русским эмигрантам. — М.: Соцэкгиз, 1961. — 95 с.
  29. Приключения князя Воронецкого: Исторический роман. Ч. 1: В стране свободы. — Киев, 1914; 2-е изд. — Париж, 1930. Рецензии: Зайцев К.//Россия и Славянство. 1930. 8 фев.; Осоргин М. // Последние новости. 1930. 30 янв.
  30. Размышления. Две старые тетради//Неизвестная Россия. XX в.: Архивы, письма, мемуары. Кн. 1. — М., 1992. С. 306—348.
  31. Рассказ о Г. И. Гюржиеве/Предисл. H. H. Лисового//Москов-ский строитель. 1990. 20—27 нояб. С. 12.
  32. Саперный бунт (1905 г.). — Харьков, 1908. Отдельный оттиск из журнала «Мирный труд» за 1908 г.
  33. Свидетель: Письма к русским эмигрантам//В мире книг. 1989. №4. С. 78-85.
  34. «Смерть буржуям» — «бей жидов»: Из кн. «Что нам в них не нравится»//Кубань.1991. № 3. С. 53—64.
  35. Степь (По казацкой думе): Этюд//Киевлянин. 1909. 13— 19 марта. № 72-78.
  36. Три столицы: Путешествие в Красную Россию. — Берлин, 1925. 462 с. Рецензии: Арцыбашев М. Последние новости. 1927.15 февр.; Гессен И.//Руль. 1927. 2 февр.; Н. Д. А. (Н. Д. Авксентьев) //Современные записки. 1927. № 31.
  37. Три столицы. — М.: Современник, 1991.
  38. 1920: Очерки. - София, 1921//Русская мысль. 1921. Кн. 3—11.
  39. 1920 год: Очерки/Предисл. Н. Овсянникова. — М.: Госиздат, 1922. 43 с.
  40. 1920 год: Очерки /Предисл. и примеч. С. Пионтковского. — Л.: Прибой, 1926. 216 с.
  41. 1920 год: Очерки. - Л.: Прибой, 1927. - 292 с.
  42. 1917—1919/Предисл. и публ. Р. Г. Красюкова; коммент. Б. И. Колоницкого//Лица: Биографический альманах. Т. 5. М.; СПб., 1994. С. 121-328.
  43. Украинский народ. — Ростов-на-Дону, 1919. 24 с. (Записка об отказе В. В. Шульгина от украинского подданства).
  44. Украинствующие и мы//Свободное слово Карпатской Руси. 1986. № 9-10.
  45. Французская интервенция на юге России в 1918—1919 гг. (Отрывочные воспоминания)/Публ. и предисл. H. H. Лисового// Домострой. 1992. 4 февр. С. 12. Перепечатано: Военная быль. 1993. № 3. С. 27-31; № 4. С. 26-30.
  46. Четвертая столица (Из газеты «Возрождение»)//Слово: Большая русская национальная газета. — Рига. 1927. № 526.
  47. «Что нам в них не нравится». (Об антисемитизме в России). — Париж: Russia Minor, 1929. — 330 с.
  48. «Что нам в них не нравится» Предисл. Ю. Морозова. — СПб., 1992. - 286 с.
  49. «Что нам в них не нравится». — М., 1994. — 445 с.
  50. «Я обязан это сделать» (Открытое письмо к русским эмигрантам) // Известия. 1960. №298.
  • «Недавние дни». 1910 год.
  • «Приключения князя Воронецкого в стране свобод». Киев. 1914 год.
  • «1920». София. 1921 год.
  • «Нечто фантастическое». 1922 год. София.
  • «Дни». Белград. 1925 год.
  • «Три столицы. Воспоминания». Берлин. 1927 год.
  • «Что нам в них не нравится?» Париж. 1929 год.
  • «Приключения князя Воронецкого в стране неволи». Париж. 1934 год.
  • «Украинствующие и мы». 1939 год.
  • «Последний очевидец. Мемуары. Очерки. Сны».
  • «Опыт Ленина» 1958 год. Не издана.[16]
  • «Письма к русским эмигрантам». 1961 год.
  • «Годы». Москва. 1970 год.
  • «Приключения князя Воронецкого в стране поэзии». Не издана.

Примечания

  1. 3-iй Созывъ Государственной Думы. Портреты. Биографiи. Афтографы - dlib.rsl.ru/view.php?path=/rsl01004000000/rsl01004165000/rsl01004165846/rsl01004165846.pdf#page21. — Санкт-Петербург: Издание Н. Н. Ольшанскаго, 1910. — 124 с.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Дмитрий Витушкин Шульгин Василий Витальевич 1878 - 1976 - politanaliz.land.ru/shulgin1.htm  . Биографии. Политанализ. Санкт-Петербургское бюро политического анализа.
  3. 1 2 корреспондент Дмитрий Тихонов, собкор «РФ сегодня» Тот самый Шульгин - archive.russia-today.ru/2008/no_03/03_end.htm  . «В конце номера». Интервью с актёром Николаем Коншиным, который долгое время был личным секретарём В. В. Шульгина. Журнал «Российская Федерация сегодня». (март 2008).
  4. 1 2 Бабков Д. И. Политическая деятельность и взгляды В. В. Шульгина в 1917-1939 гг. - www.referun.com/n/politicheskaya-deyatelnost-i-vzglyady-v-v-shulgina-v-1917-1939-gg  . История и исторические личности. Реферун (2008).
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 д. и. н. Александр Репников - www.hrono.ru/avtory/hronos/repnikov.php Шульгин Василий Витальевич (1878-1976) - pravaya.ru/ludi/450/808  . Правые люди. Имена России.. Правая.ru (17 августа 2004).
  6. 1 2 Санькова С.М. Русская партия в России. Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908-1917). - www.zeninasvet.ru/pdf/1-034.pdf. — Орёл: Изд. С.В.Зенина, 2006. — 369 с. — ISBN 5-902802-15-6
  7. 1 2 Генрих Иоффе Василий Витальевич Шульгин - magazines.russ.ru/nj/2006/242/io15.html  . ЛИТЕРАТУРА. КУЛЬТУРА. ОБЩЕСТВО. Новый журнал (№ 242 2006).
  8. д. и. н. Александр Репников - www.hrono.ru/avtory/hronos/repnikov.php Загадки генерала Кутепова - rys-arhipelag.ucoz.ru/publ/aleksandr_repnikov_zagadki_generala_kutepova/54-1-0-3043  . Рубрика «Белый Крест». Архипелаг Святая Русь (29 сентября 2010).
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 Предисловие и послесловие Лисового Н. Н. к книге Шульгин, В. В. Последний очевидец (Мемуары. очерки, сны) - uni-persona.srcc.msu.su/site/authors/shulgin/shulgin.htm / Сост., вступ. ст., послесл. Н. Н. Лисового. — Москва: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — С. 588. — (Эпоха и судьбы). — ISBN 5-94850-028-4
  10. 1 2 3 4 5 Статья Ивана Кривушина «Шульгин Василий Витальевич» для Онлайн Энциклопедии Кругосвет - www.krugosvet.ru/enc/istoriya/SHULGIN_VASILI_VITALEVICH.html
  11. 1 2 3 Генрих Иоффе Я завернут в свиток из колючей проволоки - magazines.russ.ru/nj/2006/242/io15.html  . Avtonews.net (2010-02-16).
  12. 1 2 корреспондент Иван Толстой Как прожить четыре жизни. Судьба Василия Шульгина: к 130-летию со дня рождения - www.svobodanews.ru/content/transcript/468411.html  . Интерьвю с Олегом Будницким. Радиостанция Свобода (2008-10-05).
  13. 1 2 д. и. н. Александр Репников - www.hrono.ru/avtory/hronos/repnikov.php Неизвестный Шульгин - ruskline.ru/monitoring_smi/2008/12/24/neizvestnyj_shul_gin/  . Народный Собор. Русская народная линия. Информационно-аналитическая служба (24 декабря 2008).
  14. 1 2 Ксения Кривошеина. Заманненые Сталиным. О судьбах вернувшихся в СССР из Франции до и после Второй Мировой войны французов и русских эмигрантов. Россия в красках. - ricolor.org/europe/frantzia/fr/rus/16/
  15. 1 2 3 Головской Валерий. Фильм «Перед судом истории», или об одном киноэпизоде в жизни В. В. Шульгина - www.vestnik.com/issues/2003/1224/koi/golovskoy.htm. Журнал «Вестник Online», № 26 (337) (24 декабря 2003).
  16. 1 2 3 Михайлов О. Н. Один день с Шульгиным - www.nivestnik.ru/2007_2/8.shtml // Новый исторический вестник : журнал. — ООО «Издательство Ипполитова», 2007. — В. 16. — С. 265-272. — ISSN 2072-9286 - www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=2072-9286&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false.
  17. Vadim Joseph Rossman Russian intellectual antisemitism in the post-Communist era. — University of Nebraska Press, 2002. — P. 16. — 309 p. — ISBN 9780803239487
  18. 1 2 Самюэл, Морис Кровавый Навет. Странная история дела Бейлиса - jhistory.nfurman.com/shoa/beilis02.htm / перевод Р. Монас. — Нью-Йорк, 1975. — 294 с.
  19. 1 2 Walter Laqueur Russia and Germany: a century of conflict. — Transaction Publishers, 1965. — P. 104. — 377 p. — ISBN 9780887383496
  20. 1 2 3 ШУЛЬГИН Василий Витальевич - www.megabook.ru/Article.asp?AID=688893  . МЕГАЭНЦИКЛОПЕДИЯ КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ.
  21. Цит. по: Заславский Д.И. Рыцарь монархии Шульгин. Л., 1927. С.31.
  22. Шульгин и дело Бейлиса - www.krotov.info/history/19/1890_10_2/1878shulgin.htm
  23. М. О. Меньшиков. «Маленький Золя». Письма к ближним, 1913 г. - www.lindex.lenin.ru/Lindex3/Text/menshikov/1913.htm#_Toc458431959
  24. Голостенов М. Е. в кн.: Политические деятели России 1917. биографический словарь. Москва, 1993. на сайте Хроно.ру - www.hrono.ru/biograf/bio_sh/shulgin_vv.php
  25. Шульгин В. В. Пытка страхом. Газета «Киевлянин». 8 октября 1919 г. - root.elima.ru/articles.php?id=501
  26. 1 2 Сост. Будницкий О. В. Евреи и русская революция — «еврейский вопрос» в русском зарубежье. «Оставим святочные темы и перейдем к еврейскому вопросу». Из переписки В.А. Маклакова и В.В. Шульгина. - uni-persona.srcc.msu.su/site/authors/shulgin/shulg_maklak.htm. — Jerusalem: The Hebrew University of Jerusalem, Gishrei Tarbut Association, 1999. — С. 374-442. — 479 с.
  27. «Что нам в них не нравится» - lindex-ru.org/Lindex3/Text/shulgin/00.htm
  28. Кобылин В. С. Анатомия измены. Император Николай II и генерал-адьютант М. В. Алексеев. СПб., 2005. С 140, 142
  29. Ерошов В. П. Шульгин: Документальный роман-рассуждение. М., 2004.
  30. Мемориальная доска в честь В. В. Шульгина - vgv.avo.ru/1/1/3980/001_10.HTM

Литература

  1. Безбережьев С. Размышления историка о фильме «Операция «Трест»»//Север. 1989. №6. С. 116-119.
  2. Варсонофий (Хайбулин), иеродиакон. «Ныне отпущаеши»: Памяти Шульгина//Вестник РСХД. 1976. №117.
  3. Войцеховский С. Л. Новое о «Тресте»/Примеч. к письмам В. В. Шуль- гина//Новый журнал. 1976. № 123,125; 1978. № 132.
  4. Жуков Д. А. Жизнь и книги В. В. Шульгина//Шульгин В. В. Дни. 1920. - М., 1989. С. 3-72.
  5. Жуков Д. А. Ключи к «Трем столицам» // Шульгин В. В. Три столицы. М., 1991. С. 398-496.
  6. Жуков Д. А. «Перед судом истории» и черная шляпа (Из материалов для романа «Сны»)//Жуков Д. А. Таинственные встречи. С. 83-148.
  7. Жуков Д. А. Таинственные встречи В. В. Шульгина//Жуков Д. А. Таинственные встречи. — М., 1992. — С. 3—82.
  8. Заславский Д. И. Рыцарь черной сотни В. В. Шульгин. — Л., 1925. 72 с; 2-е изд. с изм. названием: Рыцарь монархии Шульгин. — Л., 1927. 68 с.
  9. К истории осведомительной организации «Азбука»: Из коллекции П. Н. Врангеля (архив Гуверовского института)/Публ. В. Г Бортневского//Русское прошлое. — СПб., 1993. Кн. 4. С. 160—193.
  10. Лисовой КН. Последний очевидец: Памяти В. В. Шульгина// Московский строитель. 1990. 15—22 мая. С. 8—9.
  11. Пионтковский С. Записки Шульгина//Шульгин В. В. Дни. — Л., 1925. С. 3-6.
  12. Поляков Ю. А. Апрель шестьдесят седьмого: страсти по Шульгину//Вопросы истории. 1994. № 3. С. 118—125.
  13. Яблоновский А. Случай с В. В. Шульгиным//Сегодня (Рига). — 1 927. № 230.

Кроме того, сведения и воспоминания о Шульгине содержатся в многочисленных мемуарах: Витте С. Ю. Воспоминания. Т 1—3. — М., 1960; Деникин А. И. Очерки русской смуты. Т. 4. — Берлин, 1925; Милюков П. Н. Воспоминания. Т. 1—2. — М., 1990 и др.

  • 3-iй Созывъ Государственной Думы. Портреты. Биографiи. Афтографы - dlib.rsl.ru/view.php?path=/rsl01004000000/rsl01004165000/rsl01004165846/rsl01004165846.pdf#page1. — Санкт-Петербург: Издание Н. Н. Ольшанскаго, 1910. — 124 с.
  • Тюремная одиссея Василия Шульгина : Материалы следственного дела и дела заключённого / Сост., вступ. ст. В. Г. Макарова, А. В. Репникова, В. С. Христофорова; комм. В. Г. Макарова, А. В. Репникова. — Русский путь / Книжница, 2010. — 480 с. — ISBN 978-5-85887-359-4
  • Михайлов О. Н. Один день с Шульгиным - www.nivestnik.ru/2007_2/8.shtml // Новый исторический вестник : журнал. — ООО «Издательство Ипполитова», 2007. — В. 16. — С. 265-272. — ISSN 2072-9286 - www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=2072-9286&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false.
  • Сост. Будницкий О. В. Евреи и русская революция — «еврейский вопрос» в русском зарубежье. «Оставим святочные темы и перейдем к еврейскому вопросу». Из переписки В.А. Маклакова и В.В. Шульгина. - uni-persona.srcc.msu.su/site/authors/shulgin/shulg_maklak.htm. — Jerusalem: The Hebrew University of Jerusalem, Gishrei Tarbut Association, 1999. — С. 374-442. — 479 с.
скачать

Данный реферат составлен на основе статьи из русской Википедии. Синхронизация выполнена 09.07.11 16:04:01

Похожие рефераты: Шульгин, Шульгин Алексей, Алексей Шульгин, Александр Шульгин, Шульгин Александр, Виктор Шульгин, Шульгин Александр (фармаколог).

Категории: Персоналии по алфавиту, Политики по алфавиту, Государственные деятели России, Родившиеся в Киеве, Монархисты России, Репрессированные в СССР, Февральская революция 1917, Депутаты Государственной думы Российской империи, Родившиеся в 1878 году, Умершие 15 февраля, Мемуаристы России, Антисемитизм в Российской империи, Русские националисты, Выпускники Киевского университета, Умершие в 1976 году, Персоналии Антисемитизм, Русские эмигранты первой волны в Югославии, Родившиеся 13 января, Члены Киевского клуба русских националистов, Умершие во Владимире.

Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike.

Рейтинг@Mail.ru