Опубликовать

Загрузка...
скачать
Загрузка...
Реферат на тему:

Кони, Анатолий Фёдорович


Анатолий Фёдорович Кони

План:

    Введение
  • 1 Биография
    • 1.1 Детство
    • 1.2 Образование
    • 1.3 Начало юридической карьеры
    • 1.4 В зените юридической карьеры
      • 1.4.1 Дело Веры Засулич
      • 1.4.2 Обер-прокурор и Сенатор
    • 1.5 Член Государственного Совета
    • 1.6 Советский период
    • 1.7 Смерть
  • 2 Семья и личная жизнь
  • 3 Список произведений
  • 4 Награды
  • 5 Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде — Ленинграде
  • 6 Память
  • Примечания
    Литература

Введение

Анато́лий Фёдорович Ко́ни (28 января (9 февраля) 1844 года, Санкт-Петербург — 17 сентября 1927 года, Ленинград) — русский юрист, судья, государственный и общественный деятель, литератор, выдающийся судебный оратор, действительный тайный советник, член Государственного совета Российской империи. Почётный академик Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук по разряду изящной словесности (1900), доктор уголовного права Харьковского университета (1890), профессор Петроградского университета (1918—1922). Автор многочисленных работ, воспоминаний «На жизненном пути».

В 1878 году суд под председательством А. Ф. Кони вынес оправдательный приговор по делу Веры Засулич.


1. Биография

1.1. Детство

«Тысяча восемь сот сорок четвертого года Января двадцать девятого дня у Коллежского Асессора Фёдора Алексеевича Кони и законной жены его Ирины Семёновой родился сын Анатолий, который молитвован и крещен того же года седьмого февраля священником Кириллом Нецветовым; при требе находился стихарный дьячок Егор Прозоровский — и воспреемником был майор Василий Петровский. С. Петербург, июля 15 дня 1850 года»[1].
Анатолий с отцом Ф. А. Кони.

Родился Анатолий Фёдорович 29 января (10 февраля) 1844 года[2] (по другим данным, 28 января (9 февраля) 1844 года[3]) в Санкт-Петербурге в семье театральных деятелей и писателей. Его отец Фёдор Алексеевич Кони, по образованию медик, был известным писателем, водевилистом и театральным деятелем. В 1840 году он основал журнал «Пантеон», который в 1842 году слился с «Репертуаром» и стал «Репертуаром русского и Пантеоном всех европейских театров». Мать Ирина Семёновна Кони, урождённая Юрьева (на сцене выступала под фамилией Сандунова — по первому мужу), писательница и актриса. У супругов Кони было два сына: Анатолий и Евгений.

По субботам у Кони собирались литераторы и актёры, обсуждались политические новости, театральные премьеры и литературные дебюты. Частыми гостями были Николай Васильевич Гербель, актёры Мария Михайловна Читау, Максимовы, Дарья Михайловна Леонова, драматург Оттон Иванович Дютш, адмирал Пётр Иванович Рикорд, Леопольд Васильевич Брант и многие другие[4].

Однако семья Кони редко была в сборе, отцу приходилось выезжать по делам в Москву, а в 1846 году Фёдор Алексеевич выехал за границу «для излечения болезни сроком на 5-ть месяцев», маленький Анатолий тяжело переносил разлуки с отцом[4].

Впоследствии Анатолий Фёдорович отношения между родителями определил как «семейная разруха»: обстановка в семье Кони, где мир и спокойствие были редкими гостями, действовала на детей угнетающе[4].


1.2. Образование

Начальное образование Анатолиус (как он впоследствии называл сам себя)[1] получил в доме родителей, где наукам обучали домашние учителя. Большую роль играл особый климат, существовавший в семье: постоянные чтения вслух, беседы о прочитанных книгах, о примечательных событиях жизни. Родители не поучениями, а своим примером воспитывали сыновей честными и прямыми, прививали уважение к старшим.

Анатолий Фёдорович так вспоминал один из эпизодов детства:

«Жил у нас лакей Фока. Человек огромного роста. Он меня любил чрезвычайно и в свободные минуты объяснял мне по-своему законы физики и механики, стараясь подтвердить свои слова опытами, всегда, впрочем, неудачными. Не могу припомнить, по какому случаю мне показалось, что он меня обидел, и я, в пылу гнева, назвал его дураком. Это услышал отец из своего кабинета и, выйдя, больно наказал меня и, позвав затем Фоку, приказал мне стать перед ним на колени и просить прощения. Когда я это исполнил, Фока не выдержал, тоже упал передо мною на колени, мы оба обнялись и оба зарыдали на весь дом».[5]

«Я, нижеподписавшийся!

Сделал сего 1858 года от Р. Х. марта 11 дня условие с Анатолием Фёдоровым сыном, Кони в том, что я обязуюсь издать переводимое им, Кони, сочинение Торквато, неизвестно чьего сына Тассо, «Освобожденный Иерусалим», с немецкого, и обязуюсь издать его с картинами и с приличным заглавным листом, за свой счет, числом тысяча двести экземпляров (1200) и пустить их в свет по одному рублю серебром за экземпляр (1 р. с.); а так же заплатить ему, Кони, за каждый переводимый печатный лист по десяти (10 р. с.) рублей серебром, а листов всех одиннадцать числом … »

«Руку приложил: переводчик Анатолий Кони, Коллежский советник, доктор философии Фёдор Кони …» [4]

Родители, посчитав, что домашнее образование Анатолия закончено, в 1855 году отдали его в Училище Святой Анны (Анненшуле) — популярную в те годы немецкую школу при церкви св. Анны. Учился он хорошо, сказывалась домашняя подготовка. Из письма Толи отцу: «экзамен … из немецкой грамматики; причем случилось великое посрамление, из 36 чел нашего класса, только двое выдержали экзамен и то русские, 1 — сын твой возлюбленный …» [4].

В 1858 году Анатолий перешёл в IV класс Второй Санкт-петербургской гимназии. К этому времени он в совершенстве владел французским и немецким языками и занимался переводами литературных произведений. Но на первом году занятий в гимназии особыми успехами не отличался, правда, в последующем, способный и самолюбивый Анатолий выправил положение. По решению Совета гимназии Анатолию Кони были вручены 7 похвальных свидетельств «во внимание к благонравному поведению и весьма хорошим успехам в науках» — «Грамот первого достоинства»[5].

В гимназиях тогда было семь классов; для получения аттестата, дававшего право поступления в университет, следовало пройти полный курс обучения. Но в 1857 году разрешили тем, кто не прошёл полный курс обучения, сдавать экзамен в качестве лиц, получивших домашнее образование.

Кони и четверо его товарищей (Кобылкин, Лукин, Сигель и Штюрмер) решили из VI класса гимназии сдать экзамен и поступить в университет. В мае 1861 года Анатолий блестяще сдал экзамены для поступления в Санкт-Петербургский университет по математическому отделению[6].

После закрытия в 1862 году из-за студенческих беспорядков на неопределённый срок Санкт-Петербургского университета Анатолий Фёдорович решил переехать в Москву, где перешёл на II курс юридического факультета Московского университета.

Выбор нового для себя направления сам Анатолий Фёдорович вспоминал впоследствии так:[5]

Случайная встреча решила мою судьбу. В одном знакомом семействе я провел вечер с двумя образованными юристами, служившими по Министерству внутренних дел. Это были – Виктор Яковлевич Фукс и Петр Иванович Капнист. Их удивило, что “в наше время, когда… в воздухе носилась судебная реформа”, - я избрал математический факультет. На мой пренебрежительный отзыв о судебной деятельности, почерпнутый из впечатлений отца и высказанной с юношеской самоуверенностью, они оба стали доказывать мне, что я понятия не имею о юриспруденции и ее житейском применении, и очень красноречиво развивать то, что и я теперь повторял бы на их тогдашнем месте… Эта встреча, глубоко засевшая в мою душу, заставила меня усомниться в правильности мнения моего отца и решиться самому ознакомиться с какой-либо юридической книгой. Книга, купленная в маленькой книжной лавке Попова на Невском «Русское гражданское право» известного профессора Д. И. Мейера «решила судьбу моих дальнейших занятий»

В студенческие годы Анатолий не только добросовестно относился к учёбе и показал высокие результаты успеваемости: за все 4 курса обучения у Кони Анатолия из 69 оценок была только одна четвёрка — по истории римского права, остальные пятёрки[6], но и занимался репетиторством, давал уроки, став материально независимым от родителей.

В 1865 году юридический факультет Московского университета закончили 89 человек, на экзаменах удостоены степени кандидата 33 человека, из них «подали удовлетворительные кандидатские рассуждения 24 человека», в том числе Кони Анатолий Фёдорович[6].

К марту 1865 года Анатолий Кони закончил работу над диссертацией «О праве необходимой обороны», которую в начале мая ректор передал в Совет императорского Московского университета с одобрительной отметкой на полях «Весьма почтенный труд». По решению Совета университета диссертация была опубликована в «Московских Университетских Известиях» за 1866 год.[6]

При сдаче экзаменов в мае 1865 года ректор университета С. И. Баршев, принимавший экзамен по уголовному праву, предлагал Анатолию Фёдоровичу остаться при университете преподавателем по кафедре уголовного права. Анатолий после раздумий отказался, он считал, что ему необходима более серьёзная подготовка, чтобы уже с осени приступить к чтению лекций, как настаивал ректор. Но С. И. Баршев, не желая терять способного специалиста, пообещал включить А. Ф. Кони в список рекомендуемых для посылки на учебу за границу, в Лейпциг, к Н. И. Пирогову; министерство рекомендацию приняло, и поездка была назначена на осень 1866 года.[6]

Однако реакция на покушение на императора Александра II 4 апреля 1866 года перечеркнула эти планы: был уволен министр народного просвещения А. В. Головнин, из Лейпцига отозвали Н. И. Пирогова, и посылка за границу молодых людей была приостановлена.


1.3. Начало юридической карьеры

Анатолий Фёдорович Кони в молодые годы

30 сентября 1865 года Анатолий Фёдорович поступил на временную службу счётным чиновником в государственный контроль и также 30 сентября 1865 года (согласно послужному списку) по рекомендации университета на запрос военного министра Д. А. Милютина перешёл на работу по юридической части в Военное министерство, в распоряжение дежурного генерала, будущего начальника главного штаба графа Ф. Л. Гейдена.[6]

После судебной реформы Анатолий Фёдорович по собственному желанию (так как «меня тянуло в них неудержимо») перешёл 18 апреля 1866 года в Санкт-Петербургскую судебную палату на должность помощника секретаря по уголовному департаменту с зарплатой почти вдвое меньшей, чем в Главном штабе. 23 декабря 1866 года А. Ф. Кони с повышением перевели в Москву секретарём при прокуроре Московской судебной палаты Д. А. Ровинском.[6]

В августе 1867 года Анатолия Фёдоровича назначили товарищем (помощником) прокурора Сумского окружного суда; пока шли сборы в дорогу, 7 ноября 1867 года последовало новое назначение — товарищем прокурора Харьковского окружного суда. Именно здесь возникла репутация молодого товарища прокурора: «малэ́нький, белэ́нький и злэ́нький»,[7] «злэ́нький» к нарушениям закона.

Судебная реформа в первые годы своего осуществления требовала от судебных деятелей большого напряжении сил. Любовь к новому, благородному делу, явившемуся на смену застарелого неправосудия и бесправия, - у многих из этих деятелей превышала их физические силы, по временам, некоторые из них «надрывались». Надорвался в 1868 году и я. Появилась чрезвычайная слабость, упадок сил, малокровие и, после более или менее продолжительного напряжения голоса, частые горловые кровотечения.[7]

Весной 1869 года Анатолий Фёдорович тяжело заболел и по настоянию врачей уехал за границу на лечение. В Карлсбаде А. Ф. Кони встречался с министром юстиции К. И. Паленом, с которым они уже встречались по службе, когда министр юстиции приезжал в Харьков. В Карлсбаде между Анатолием Фёдоровичем и Константином Ивановичем Паленом были частые разговоры, в ходе которых у К. И. Палена сложилось благоприятное впечатление о А. Ф. Кони, и он обещал ему перевод в Санкт-Петербург.[7]

К. И. Пален своё обещание сдержал, и 18 января 1870 года Анатолия Фёдоровича Кони назначили товарищем прокурора Санкт-Петербургского окружного суда. Впоследствии 26 июня 1870 года А. Ф. Кони назначили Самарским губернским прокурором, а 16 июля 1870 года прокурором Казанского окружного суда; в этой должности он участвовал и наблюдал за проведением судебной реформы в казанском судебном округе.[2]

В Санкт-Петербург Анатолий Фёдорович возвратился после назначения 20 мая 1871 года прокурором Санкт-Петербургского окружного суда.


1.4. В зените юридической карьеры

Анатолий Фёдорович Кони

17 июля 1875 года Анатолия Фёдоровича назначили вице-директором департамента министерства юстиции — «Палену был нужен человек, прекрасно знающий русское и зарубежное законодательство и хорошо зарекомендовавшего себя на практической работе»[8]. Во время продолжительного отпуска или болезни, а также после смерти директора департамента В. С. Адамова К. И. Пален назначал А. Ф. Кони исполняющим должность директора департамента. Большинство склонялось к тому, что Анатолий Фёдорович займёт должность директора департамента, однако Константин Иванович Пален дал понять Кони, «что он, несмотря на несомненное на то право, назначен директором не будет…»[8].

24 декабря 1877 года[2] Кони назначили председателем Санкт-Петербургского окружного суда, а 24 января 1878 года, после завершения дел по министерству, Анатолий Фёдорович вступил в новую должность[9].

Параллельно с основной работой Анатолий Фёдорович в период с 1876 по 1883 годы состоял преподавателем теории и практики уголовного судопроизводства Императорского училища правоведения и членом Высочайше учреждённой комиссии, под председательством графа Э. Т. Баранова, для исследования железнодорожного дела в России, в которой участвовал в составлении общего устава Российских железных дорог. В 1875 году А. Ф. Кони был назначен членом совета управления учреждений великой княжны Елены Павловны, а в 1876 году он был одним из учредителей Санкт-Петербургского юридического общества при университете, в котором неоднократно исполнял обязанности члена редакционного комитета уголовного отдела и совета.[3]

В 1877 году Анатолий Фёдорович был избран в столичные почётные мировые судьи, а в 1878 году в почётные судьи Санкт-Петербургского и Петергофского уездов[3].


1.4.1. Дело Веры Засулич

24 января 1878 года В. И. Засулич пыталась убить выстрелами из пистолета петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова. Это преступление получило широкую огласку и общественный резонанс. Следствие по делу Засулич велось в быстром темпе, с исключением всякого политического мотива, и к концу февраля было окончено. Вскоре А. Ф. Кони получил распоряжение министра юстиции К. И. Палена назначить дело к рассмотрению на 31 марта[9]. Граф Пален и Александр II требовали от Кони гарантий, что Засулич будет признана присяжными виновной, Анатолий Фёдорович таких гарантий не дал. Тогда министр юстиции предложил Кони сделать в ходе процесса какое-либо нарушение законодательства, чтобы была возможность отменить решение в кассационном порядке.

Анатолий Фёдорович ответил:[9]

Я председательствую всего третий раз в жизни, ошибки возможны и, вероятно, будут, но делать их сознательно я не стану, считая это совершенно несогласным с достоинством судьи!

Вердикт присяжных заседателей Вере Ивановне Засулич был: «Нет, не виновна». Анатолию Фёдоровичу предложили признать свои ошибки и уйти добровольно в отставку. Кони отказался, заявив, что на нём должен решиться вопрос о несменяемости судей.

Выстрел Веры Засулич. Ксилогравюра Н. П. Дмитревского к книге А. Ф. Кони «Воспоминания о деле Веры Засулич». 1933 г.

«Если судьи России узнают, — сказал он, — …что председателя первого суда в России, человека, имеющего судебное имя, занимающего кафедру, которого ждёт несомненный и быстрый успех в адвокатуре и для которого служба — далеко не исключительное и неизбежное средство существования, — достаточно было попугать несправедливым неудовольствием высших сфер, чтобы он тотчас, добровольно, с готовностью и угодливой поспешностью отказался от лучшего своего права, приобретённого годами труда и забот, — отказался от несменяемости, то что же можно сделать с нами»[10].

Анатолий Фёдорович оказался в опале — ему постоянно напоминали, «что он нежелательный председатель, персона non grata. Сотрудников суда вычёркивали из списков представляемых к наградам и следующим чинам, лишали премий, молчаливо подсказывая, что этим они обязаны своему упрямому председателю. Самого Анатолия Фёдоровича отстраняли от участия в ответственных комиссиях, словно в насмешку назначив заниматься делами старых архивов»[11].

В 1881 году во время отдыха за границей Анатолий Фёдорович получил телеграмму от В. Д. Набокова с предложением поста председателя департамента Петербургской судебной палаты. Но только по возвращении в Санкт-Петербург А. Ф. Кони узнал, что министр «слукавил» — предложил пост председателя департамента по гражданским делам, а не по уголовным (Кони был специалистом в области уголовного права), так как в сфере гражданского права Анатолий Фёдорович был менее опасен для власти[12]. В. Д. Набокову стоило большого труда убедить А. Ф. Кони согласиться на новый пост, и 21 октября 1881 года его назначили председателем гражданского департамента Санкт-Петербургской судебной палаты[13].


1.4.2. Обер-прокурор и Сенатор

Катастрофа императорского поезда 17 октября 1888 года.

30 января 1885 года[2] Кони назначили обер-прокурором уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената (в то время высшая прокурорская должность). Александр III согласился назначить Кони на эту должность, когда В. Д. Набоков ему объяснил, что «обер-прокурор при первой же неловкости или недобросовестности может быть удалён со своего места»[14], а председатель гражданского департамента судебной палаты, будучи судьёй, несменяем.

На должности обер-прокурора А. Ф. Кони руководил следствием по делу о крушении поезда императора Александра III в Борках 17 октября 1888 года[15]. 20 октября Анатолий Фёдорович прибыл на место катастрофы спецпоездом, а 19 ноября он докладывал в Гатчине Александру III о результатах следствия. Помимо этого, Кони участвовал во многих судебных делах.

В 1890 году Анатолий Фёдорович Харьковским университетом по совокупности работ был возведён в степень доктора уголовного права (лат. honoris causa)[3].

Постепенно с годами копилась глубокая душевная усталость, горечь от непонимания и недоброжелательности окружающих. А. Ф. Кони написал прошение об отставке — 15 июня 1891 года он был освобожден от обязанностей обер-прокурора и назначен сенатором.

По этому поводу В. П. Буренин написал в «Новом времени» злую эпиграмму:[15]

В Сенат коня Калигула привёл,
Стоит он убранный и в бархате, и в злате.
Но я скажу, у нас такой же произвол:
В газетах я прочел, что Кони есть в Сенате.

На что А. Ф. Кони ответил своей эпиграммой:

Я не люблю таких ироний,
Как люди непомерно злы!
Ведь то прогресс, что нынче Кони,
Где раньше были лишь ослы!

Но Анатолий Фёдорович со временем разочаровался и в новой должности:

… сделал величайшую ошибку, пойдя в Сенаторы. Я совершил нравственное самоубийство, приняв это звание. Я принёс в жертву все мои способности, все мои силы для того, чтобы стать в многочисленную комиссию, занимающуюся бесплодною работою над мелочными делами. Тоска грызёт меня всё это время, масса писания, масса потерянного времени в скучных прениях, масса мелочной работы – гнетут меня[15].

21 октября 1892 года Анатолий Фёдорович вновь был назначен обер-прокурором уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената с оставлением в звании сенатора[15]. Он снова участвовал в громких делах: руководил расследованием по делу о гибели парохода «Владимир» летом 1894 года у Одессы, дал заключение по «делу о мултанском жертвоприношении»[16].

В 1892 году Московским университетом[3] и Академией наук был избран в почётные члены, а 8 января 1900 года был избран почётным академиком Академии наук по разряду изящной словесности[2].

30 декабря 1896 года А. Ф. Кони окончательно уволен от исполнения обязанностей обер-прокурора согласно личной просьбе[2]. В 1900 году Анатолий Фёдорович полностью оставил судебную деятельность и указом императора Николая II был переведён в общее собрание Первого департамента Сената в качестве присутствующего сенатора[5].


1.5. Член Государственного Совета

Анатолий Фёдорович Кони (1915)

1 января 1907 года А. Ф. Кони был назначен Членом Государственного совета Российской империи с оставлением в звании сенатора[17].

На новой должности А. Ф. Кони продолжал активную деятельность: «семь лет воевал против пьянства», выступал против тотализаторов, за свободу вероисповедания, права женщин[17].

Государственный Совет сам Анатолий Фёдорович ёмко охарактеризовал в конспекте воспоминаний «Элизиум теней»:[17]

Верхняя Палата. Незнание дела большинством. Поверхностное чтение записок.

Церковные дела. Сабер. Архангельское дело. Раздражение Победоносцева. Мёртворождённое учреждение. Сознание этого…


1.6. Советский период

В связи с упразднением Государственного совета Российской империи Решением СНК РСФСР Анатолий Фёдорович 25 декабря 1917 года был уволен с должности члена Государственного Совета[2].

Декретом о суде была ликвидирована существовавшая судебная система, а вместе с ним и сенат[18]. Судебная система, которой Анатолий Фёдорович посвятил всю свою жизнь, прекратила существование.

Чтобы выжить в первые годы революции, Анатолий Фёдорович обменивал на хлеб книги своей обширной библиотеки, собранной за 52 года службы[19].

С приходом советской власти Анатолий Фёдорович попросил встречи с А. В. Луначарским, бывшим в то время наркомом образования. А. Ф. Кони хотел предложить свои услуги: «… как отнесётся правительство, если я по выздоровлении буду выступать, в особенности с моими воспоминаниями»[20].

В конце 1918 года А. Ф. Кони пригласили читать лекции в Петроградский университет и в открытый Институт живого слова, 19 апреля 1919 года зачислили на усиленный продовольственный паёк: хлеб, выдаваемый раз в неделю[19]. Анатолий Фёдорович параллельно читал лекции во Втором Петербургском университете, Железнодорожном университете, Петроградском кооперативном институте и многочисленные лекции перед рабочими, военными[21].

23 октября 1919 года в квартиру Анатолия Фёдоровича пришли с ордером на обыск, часть имущества была изъята, а А. Ф. Кони задержан и доставлен в органы ВЧК. Однако на следующий день Кони был освобождён, перед ним извинились, но изъятое имущество не удалось вернуть, несмотря на продолжительную переписку между учреждениями[22].

Помимо чтений лекций, Анатолий Фёдорович помогал новой судебной власти, к нему домой приходили председатель губернского суда Нахимсон и представитель Наркомюста, с которыми договорились, что Кони будет консультировать по особо сложным делам, читать лекции юристам; А. Ф. Кони написал также комментарий к Уголовному кодексу РСФСР 1922 года[19].

В 1924 году торжественно отмечалось 80-летие Анатолия Фёдоровича, Государственными курсами техники речи в его честь был организован концерт, где было сказано, что в 1918 году Кони не отсиживался дома, а пришёл строить Институт живого слова — это «дитя революции»[19].

С 1 июля 1926 года Анатолию Фёдоровичу увеличили пенсию со ста до двухсот рублей, а в письме СНК за подписью С. Ф. Ольденбурга говорилось[19]:

Нельзя забывать, что в данном случае дело идёт о лице исключительных дарований и исключительных заслуг перед нашей страной. Общественный деятель, тесно связавший своё имя с лучшими традициями русской общественности и могущий служить образцом для многих последующих поколений; глубокий и вдумчивый знаток и исследователь права; тонкий литературный критик и историк русской литературы и общественного движения, наконец, великий мастер литературного и живого слова … А. Ф. Кони по справедливости заслужил себе благодарную признательность русского общества…

1.7. Смерть

Весной 1927 года Анатолий Фёдорович Кони читал лекцию в холодном нетопленом зале Дома учёных и заболел воспалением лёгких. Несмотря на сопротивление болезни 27 сентября А. Ф. Кони умер[23].

На похоронах Анатолия Фёдоровича собралось много народу: вся Надеждинская улица была запружена желающими проститься с ним. «Восемь священнослужителей высокого сана и два дьякона в белых облачениях совершали обряд» отпевания покойного «по высшему разряду». Народ, не вместившийся в церкви, заполнил Знаменскую улицу[23].

Похоронен А. Ф. Кони был на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. В 1930-х годах его прах перенесли на Литераторские мостки Волковского кладбища[23].

За год до своей смерти Анатолий Фёдорович написал:

Я прожил жизнь так, что мне не за что краснеть. Я любил свой народ, свою страну, служил им, как мог и умел. Я не боюсь смерти. Я много боролся за свой народ, за то, во что верил.[5]

2. Семья и личная жизнь

«Квази-семейные»[24] (по определению самого А. Ф. Кони) дела доставляли Анатолию Фёдоровичу немало хлопот. Семья родителей в 1860-е годы окончательно распалась, гражданской женой отца стала ровесница Анатолия, Анастасия Васильевна Каирова, и у Кони появились единокровные сёстры: Ольга в 1865 году и Людмила в 1866 году[6].

В январе 1879 года умер отец Анатолия, Фёдор Алексеевич. Хлопоты по организации похорон, переговоры с кредиторами (у отца было долгу 9000 рублей серебром) и заботы о сёстрах Оле и Людмиле полностью легли на плечи Анатолия Фёдоровича (брат Анатолия, Евгений, находился в Варшаве, а А. В. Каирова в Вене)[25].

В феврале 1879 года Евгений, уличённый в подлогах и растрате средств, вверенных ему по охранению наследства, ушёл в бега, но явился с повинной и по приговору суда был сослан в Тюмень. Жена и мать уехали за ним, и основным средством к их существованию была помощь Анатолия Фёдоровича[25].

Опала и семейные перипетии, по словам Анатолия Фёдоровича, чуть не отправили его в «путешествие, откуда ещё никто не возвращался»[25]. Даже Александр II велел передать Кони:

… хотя я и сердит на него за дело Засулич, но я понимаю, как ему должно быть тяжело теперь, и искренне его сожалею[25].

В начале 1890-х годов для Кони снова наступило время утрат — в 1891 году умерла его мать, Ирина Семёновна, а в 1892 году умер Евгений.

Женат Анатолий Фёдорович никогда не был. Первой любовью Анатолия была Наденька Морошкина, с которой он познакомился в Харькове. В переписке родственников уже обсуждалась возможная свадьба, но врачи предсказывали недолгую жизнь и, по словам самого Анатолия, он не мог «быть ничьим мужем… при [моем] крайне расстроенном здоровье и ужасном состоянии нервов»[7]. В 1880-е годы А. Ф. Кони познакомился с Любовью Григорьевной Гогель, с которой на протяжении многих лет поддерживал дружбу и вёл переписку[13].


3. Список произведений

  • Кони А. Ф. Судебные речи. 1868 - 1888. — СПб., 1897.
  • Кони А. Ф. Очерки и воспоминания. — СПб., 1906.
  • Кони А. Ф. Отцы и дети судебной реформы. 1864 – 1914.. — М.: Издательство Сытина, 1914.
  • Кони А. Ф. На жизненном пути. Т.I. Т.II.. — СПб., 1912.
  • Кони А. Ф. На жизненном пути. Т.III.. — Ревель – Берлин: «Библиофил», 1922.
  • Кони А. Ф. На жизненном пути. Т.IV.. — Ревель – Берлин: «Библиофил», 1923.

Литературные монографические труды Анатолий Фёдорович опубликовывал в:[3]

  • «Юридической Летописи» (1890),
  • «Журнале Министерства Юстиции» (1866 и 1895),
  • «Московских Юридических Известиях» (1867),
  • «Журнале Уголовного и Гражданского Права» (1880),
  • «Вестнике Европы» (1887, 1891 и 1893),
  • «Историческом Вестнике» (1887),
  • газете «Порядок» (1881),
  • «Книжках Недели» (1881, 1885 и 1892),
  • «Новом Времени» (1884, 1890, 1894),
  • «Голосе» (1881).
  • «Русской старине» (1910), в частности статья: Житейские встречи. (Из воспоминаний судебного деятеля) // Русская старина, 1910. – Т. 141. - № 1. – С. 3-21.

Кроме вышеперечисленных изданий и судебных речей, А. Ф. Кони представил ряд рефератов, а именно[3]

  • в Санкт-Петербургском юридическом обществе:
    • «О суде присяжных и об условиях его деятельности» (1880);
    • «О закрытии дверей судебных заседаний» (1882);
    • «Об условиях невменения по проекту нового уложения» (1884);
    • «О задачах русского судебно-медицинского законодательства» (1890);
    • «О литературно-художественной экспертизе, как уголовном доказательстве» (1893);
  • в Санкт-Петербургском сифилидологическом и дерматологическом обществе:
    • доклад «О врачебной тайне» (1893);
  • на пятом Пироговском медицинском съезде:
    • речь «О положении эксперта судебного врача на суде» (1893);
  • в русском литературном обществе:
    • доклады «О московском филантропе Гаазе» (1891);
    • «О литературной экспертизе» (1892);
    • «О князе В. Ф. Одоевском» (1893).
  • в торжественных собраниях Санкт-Петербургском юридического общества А. Ф. Кони произнес речи:
    • «О Достоевском как криминалисте» (1881);
    • «О заслугах для судебной реформы С. Ф. Христиановича» (1885);
    • «Об умершем А. Д. Градовском» (1889);
    • «О докторе Гаазе» (1891);
    • «О внешней истории наших новых судебных установлений» (1892).

4. Награды

Государственные:[2] [26]

  • Орден Святого Владимира II степени (1898 год);
  • Орден Святого Владимира III степени (1886 год);
  • Орден Святого Владимира IV степени (январь 1874 года);
  • Орден Святого Александра Невского (1915 год);
  • Орден Белого орла (1906 год);
  • Орден Святой Анны I степени (1895 год);
  • Орден Святой Анны II степени;
  • Орден Святого Станисава I степени (9 апреля 1889 года);
  • Орден Святого Станисава II степени с императорской короной (ноябрь 1868 года);

Академии наук:[2]

  • Пушкинская Золотая медаль за критический разбор сочинения Н. Д. Телешова «Повести и рассказы» (13 ноября 1901 года);
  • Золотая медаль за рецензирование художественных произведений (октябрь 1905 года);
  • Золотая медаль за рецензирование художественных произведений А. П. Чехова «Очерки и рассказы» (15 октября 1907 года);
  • Золотая медаль за активное участие в работе комиссии по рассмотрению сочинений, представленных для участия в конкурсе (3 ноября 1911 года);

5. Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде — Ленинграде

Невский проспект, 100, бывший дом М. И. Лопатина, где жил А. Ф. Кони
Медаль Анатолия Кони
  • 28.01.1844 — 1856 — доходный дом Лыткина — Набережная реки Фонтанки, 53;
  • 1873—1875 — доходный дом Кононова — Фурштатская улица, 33;
  • 1875—1877 — дом министерства юстиции — Малая Садовая улица, 1;
  • 1877 год — гостиница «Пале Ройяль» — Новый проспект, 20;
  • 1877—1885 — доходный дом — Фурштатская улица, 27, кв. 29;
  • 1885—1887 — доходный дом — Стремянная улица, 6;
  • 1887—1892 — доходный дом княгини Огинской — Караванная улица, 20, кв. 5;
  • 1892—1895 — доходный дом — Воскресенский проспект), 17;
  • 1895—1907 — доходный дом М. И. Лопатина — Невский проспект, 100;
  • 1907—1908 — доходный дом — Фурштатская улица, 56;
  • 1908—1909 — доходный дом М. А. Гавриловой — Набережная реки Фонтанки, 56;
  • 1909 — 17.09.1927 года — доходный дом — Надеждинская улица, 3, кв. 15.

6. Память

  • 3 декабря 1998 года в сквере перед зданием социологического факультета Московского государственного университета был открыт памятник Анатолию Фёдоровичу Кони. Памятник был создан на средства мецената, заслуженного юриста России А. Т. Цариевой. Архитектор А. Великанов, скульптор А. Семынин.[27]
  • Приказом Министерства юстиции Российской Федерации № 75 от 25 февраля 2000 года учреждена Медаль Анатолия Кони — высшая ведомственная медаль Министерства юстиции Российской Федерации[28].

.


Данный реферат составлен на основе статьи из русской Википедии. Синхронизация выполнена 09.07.11 12:24:08

Похожие рефераты: Кони кони, Кони, Кони Диомеда, Джозеф Кони, Боевые кони.

Категории: Персоналии по алфавиту, Кавалеры ордена Святого Александра Невского, Кавалеры ордена Святой Анны 1 степени, Сенаторы России, Умершие в Санкт-Петербурге, Кавалеры ордена Белого орла, Кавалеры ордена Святого Станислава 1 степени, Кавалеры ордена Святой Анны 2 степени, Прокуроры России, Родившиеся в Санкт-Петербурге, Выпускники МГУ, Юристы СССР, Кавалеры ордена Святого Владимира 2 степени, Кавалеры ордена Святого Станислава 2 степени, Родившиеся в 1844 году, Родившиеся 28 января, Умершие 17 сентября, Юристы Российской империи, Умершие в 1927 году, Судьи Российской империи.

Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike.

Рейтинг@Mail.ru